НЕДОРОСЛЬ

Театр Славы и Маши

Дина Годер

Сначала я познакомилась с Машей. Она защищала диплом во ВГИКе, как анимационный режиссер, поэтому Илья Эпельбаум просил меня быть оппонентом на ее фильме. «Это наши ученики», - сказал он. Так я узнала, что у Маши есть муж Слава и что они оба, окончив в Питере факультет театра кукол СПГАТИ, стали работать в театре «Тень». Для меня это серьезная рекомендация, мне кажется, те, кто выбран Ильей и Майей, - заведомо нестандартные люди и скучными вещами не занимаются. Дипломный мультфильм назывался «Кантата «Спасение» и сразу обнаруживал не меньшую связь с театром, чем с анимацией. Это был насмешливо-патетический сюжет о театре, спасающем мир, снятый на стихи Хармса с музыкой Андрея Семенова.  Целиком эту вещь играли в «Эрмитаже», а Маша упихнула сюжет о потопе на сцене, превратившемся в потоп в зале в 14 минут.  Что на самом деле очень много для дипломного мультфильма, поскольку это огромный объем работы. Но как раз на «Кантате «Спасение» стало очевидно, что Маша не боится заморачиваться, а кроме того, что она очень любит театральную изнанку и машинерию – пожалуй, в фильме это было самое смешное.

В то время, когда Маша училась во ВГИКе, Слава, как я знаю, учился на режиссера игрового кино на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Но после дипломного мультфильма я уже не видела ни одной работы, сделанной ими по отдельности, хотя роли свои в постановках они распределяли по-разному. Кажется, следующим для меня спектаклем Маши и Славы был «Эпос о Лиликане», поставленный ими для знаменитого проекта-мистификации театра  «Тень» и встроенный в его традиционную обаятельную рамку с помпезным барочным театриком, полным малюсеньких зрителей, тарабарской лиликанской речью и большой «культурной программой», включающей лекцию, угощение и осмотр микромузея. В этом спектакле было много от учителей – Ильи Эпельбаума и Майи Краснопольской, - в первую очередь ирония и парадоксальность ходов. С другой стороны было невозможно не заметить, как много в этом спектакле анимации, собственно, на ее фоне шли все подвиги древнего героя по имени Лиликан – в «Тени» раньше такого не было. Спектакль молодых режиссеров, обойдя постановки именитых, получил в 2010-м году «Золотую маску», но после этого Маша и Слава «оборвали пуповину»  и двинулись в самостоятельное плаванье, все дальше уходя от того, с чего они начинали.

Как раз на рубеже 10-х годов стало очевидно, что возникает новое движение маленьких независимых детских театров. Как мне кажется, это было связано с тем, что у нового режиссерского поколения, учившегося в 2000-х, и успевшего повидать много необычного театра на фестивалях, стали рождаться дети. И в какой-то момент родителям стало ясно, что хочется повести малышню в хороший театр, а такого нет – все слишком большое, неповоротливое и консервативное. И тогда эти самые театральные родители решили сделать сами делать театр для своих, а заодно и всех остальных детей. Маша и Слава были как раз из таких родителей. Они создали свой летучий театр «Трикстер», который играл на самых разных площадках и сотрудничал с «большими театрами». Помню, что я видела на какой-то маленькой независимой сцене их спектакль «Сказка о потерянном небе» по Феликсу Кривину с вполне традиционными куклами, но симпатичной крутящейся сценой-столом и  веселой перестрелкой между сценой и залом в шарики-снежки, которые раздавали детям. Вот эта интерактивная линия у Маши со Славой потом отлично развернулась в других спектаклях.

Было видно, что они чем дальше, тем больше уходят от традиционного театра, не застревая на том, что однажды удачно найдено, а наоборот, сразу переходя к чему-то следующему.  Они делали легкие мобильные спектакли на одного человека (я видела один такой – «Фермер и великанша» в «Практике»), а могли делать и масштабные, с хором и оркестром, как в опере Бенджамина Бриттена «Ноев ковчег», поставленной в детском музыкальном театре Сац с видеоинсталляцией, куклами, ходулями и анимацией. Они ставили феерическую оперу-квест Петра Поспелова по Эдварду Лиру «Путешествие в страну Джамблей» в Пермской опере, где певцы в диковинных нарядах сами же были и кукольниками, водя детей за собой по всему театру (взяли за нее Золотую маску в 2016-м, кстати) и тут же ставили с хореографом Денисом Бородицким маленький пластический спектакль для взрослых «Части тела», где сами и играли. Куклы, предметный и теневой театр – это то, что давал им их «кукольный» бэкграунд, но вместе с тем у них в спектаклях появлялись элементы цирка, удивительные технические приспособления и необычные пластические задачи для актеров, а кроме того много музыки, интерес к фольклору и ритуалу, как было в спектакле, тоже выдвигавшемся на «Золотую маску» «Дети неба» по мансийскому эпосу. В общем,  Слава с Машей очевидным образом двигались (и продолжают двигаться) в сторону визуального театра, для которого уже несущественно определение «детский» или «взрослый». Особенно это стало заметно в работе с художницами из Германии Ольгой и Еленой Бекрицкими, сочиняющими для их последних спектаклей феерические костюмы, кукол и объекты и любящими все яркое, светящееся и фантастичное.

Сегодня Маша и Слава по-прежнему с равной легкостью берутся за камерные постановки, рассчитанные на нескольких исполнителей на маленькой сцене и за дорогие масштабные шоу с множеством участников, оркестром и хором. Последний спектакль, который я видела у них – очаровательная «Школа сна» в Центре драматургии и режиссуры, сочиненная в форме обучающего семинара,  очень смешную пьесу для которого Слава Игнатов написал вместе с Евгением Казачковым. В этом всеобщем взросло-детском дуракавалянии действие происходит в маленьком зале, затянутом периной, где профессор Храпонян (которого играет без конца импровизирующий Сергей Мелконян) с помощниками учит зрителей правильно спать, а для этого зевать, потягиваться и драться подушками. А совсем на днях на большой сцене Пермской оперы сыграли спектакль-концерт «Сад осьминога» в постановке Марии Литвиновой и Вячеслава Игнатова.  И именно сейчас я рассматриваю гору фотографий с ослепительно яркой премьеры с бессчетными  удивительными костюмами сестер Бекрицких и гигантским надувным осьминогом в центре. Говорят, что  это тоже было весело и увлекательно. Ужасно хочется посмотреть. И увидеть, какой театр эта режиссерская семейка сочинит в следующий раз.

Читайте интервью Марии Литвиновой и Вячеслава Игнатова