НЕДОРОСЛЬ

Сначала была «Коза-дереза»

Алена Сергеева

В апреле Ульяновскому театру кукол исполнится 75 лет. В официальных документах о создании театра фигурирует дата 10 апреля 1944 года. Но театр традиционно празднует свое рождение в первый день второго весеннего месяца, чем вызывает разные по тональности зрительский восторг и краеведческое недоумение –  «вы шутите?». Специально для «Недоросля» Ульяновский театр кукол открыл семейный альбом и рассказал о малоизвестных фактах своей биографии.

Самой загадочной персоной является основатель театра – артист Московской оперетты Николай Мисюра, который вместе с супругой Марией был эвакуирован в Ульяновск. По каким-то причинам он решил создать именно театр кукол. Возможно, сыграла роль мобильность – сделал несколько кукол и потешай народ хоть в госпитале, хоть в чистом поле.

Кроме того, что первым спектаклем стала «Коза-дереза», долгое время другой информации о Мисюре не было. Даже в Московской оперетте не удалось добыть сведений о бывшем сотруднике. Заведующая музеем театра Ирина Майсакова не оставляла попыток узнать хоть что-то о человеке, основавшем театр кукол в Ульяновске. Его имя мелькало в хрониках Самарского, Уфимского театров, и в один прекрасный день Саранский театр кукол прислал фото Николая Мисюры и еще одно подтверждение того, что мир кукольников очень тесен. Дело в том, что первую Дюймовочку в одноименном спектакле (его поставил Мисюра в Саранске) играла бывшая актриса Ульяновского театра Любовь Люй Чан.


Первым спектаклем, поставленным Мисюрой в качестве режиссера и художника в Ульяновске, стала «Коза-дереза». Самую первую Козу играла Лидия Каргина. Не имея специального образования, она пришла в театр по объявлению и с легкостью получила роль. В дальнейшем у Лидии Яковлевны были и другие персонажи, а у Козы-дерезы – исполнители, но в историю вошла лишь Каргина.

Из театра кукол ее пригласили в театр драматический, откуда после рождения сына ей пришлось уйти в «нормальную», по мнению ее отца, профессию. Окончив медицинское училище, она всю жизнь проработала медицинской сестрой, и была несказанно счастлива, когда сын Юрий так же, как когда-то она сама, по конкурсу был принят в труппу Ульяновского театра кукол, а после окончания режиссерских курсов у Сергея Образцова и Михаила Королева стал ставить спектакли.

В Ульяновском театре кукол есть музей, где обретают вторую жизнь куклы из списанных спектаклей. Но самым ценным экспонатом музея является фантастическая механическая композиция, сделанная вручную мастером Алексеем Морозовым. Ориентировочная дата ее создания 1905 год.

История ее появления в театре такова. 1968 год. Отец главного режиссера Владимира Никитина работал в драматическом театре. Там же водителем грузовика, на котором тогда возили декорации, трудился сын Алексея Морозова. Как-то наследник мастера упомянул, что на чердаке в доме отца лежат какие-то куклы. Как только прозвучало магическое для всех кукольников слово, целая делегация из театра отправилась на смотрины.

Каков же был восторг, когда они поняли, что за сокровище перед ними! Мало того, что куколки были в идеальном состоянии, пусть и в разобранном виде, так к ним еще прилагались чертежи. Собирал игрушку, состоящую из 60 персонажей, каждый из которых обладает собственной механикой, театральный столяр Вячеслав Рыбалко. В чертежах значились четверка лошадей с погонщиком, трактор и девочки, лузгающие семечки. А на старых фото были зафиксированы еще три коллекции: «Один день в правлении колхоза», «Зажиточная семья» и «В сельском клубе». К сожалению, их найти не удалось.

 

Но нашли диплом об участии Алексея Морозова со своими куклами в первой промышленной кустарной и сельскохозяйственной выставке «Будущее ВДНХ», которая проходила в столице в 1923 году.

В книге «Актер с куклой» Сергей Образцов пишет: «Однажды, кажется, в 1924 году, на Сретенском бульваре я видел маленький балаганчик. В нем какой-то человек, по виду крестьянин или мастеровой, вероятно, очень талантливый и изобретательный, сделавший все своими руками, показывал механических кукол. Сцена его представляла собой стол, вокруг которого можно было ходить. На столе стояли куклы. Показывающий вертел ручку сбоку от стола, и куклы двигались – пахали, сеяли, косили, жали. Все приводы были невидимы и находились под столом. Самое замечательное, что ритм движения кукол был не общий, а разный для каждой куклы. При общем, приводящем их в движение, механизме выполнить это было нелегко. Сделано все с большим юмором, и я до сих пор помню, как косарь, прерывая косьбу, останавливался, чтобы наточить косу, и оборачивался на сидящих у стога девушек, а они поглядывали на него и щелкали семечки». (М. – Л., 1938) Не мастера ли Алексея Морозова повстречал Образцов?

Режиссер Владимир Никитин возглавлял театр с 1953 по 1972 год. Он пришел в театр в 1946 году актером.


Конечно же, о специальном образовании речи и не шло. Поняв, что нашел свое призвание, он окончил Высшие режиссерские курсы у Сергея Образцова и начал ставить спектакли. На этом фото он – к слову, будущий лауреат Государственной премии имени Станиславского – в числе кукольников, съехавшихся со всех уголков страны на встречу с Образцовым. Дело в том, что 3 сентября Образцову было присвоено звание Народного артиста СССР. В связи с этим состоялась его встреча с кукольниками из Ленинграда и других городов СССР.


В свои первые десятилетия театр базировался в помещениях дома учителя, а собственное здание, где расположен и по сей день, получил лишь в 1970 году. 12 ноября 1972 года на новой сцене состоялась первая премьера – спектакль «Конек-горбунок» в постановке Владимира Никитина. В этом спектакле актеры-кукольники впервые появились перед зрителем в «живом плане».


Сегодня в репертуаре Ульяновского театра кукол 40 названий. Труппа заметно помолодела, театр стал приглашать интересных режиссеров, гастролировать, ездить по фестивалям. После некоторого перерыва вновь привлек зрительский интерес. «МЮНХГАУЗЕНШОУ» и «Приключения Тома Сойера» вошли в лонг-лист Российской национальной театральной премии «Золотая маска». Два года назад театр открыл свой филиал в Димитровграде, городе в ста километрах от Ульяновска. Мог ли подумать об этом Мисюра в далеком 1944? Но история тем и прекрасна, что ее ход непрерывен и непредсказуем.