НЕДОРОСЛЬ

The best immersive ever

Ольга Коршакова  

Фестиваль «Дети танцуют» во второй раз проводят в Москве два хореографа, два детских танцевальных педагога – Александра Рудик и Евгения Любашина. И делают они это без грантов и без спонсоров, при дружеской поддержке Центра современного танца «ЦЕХ» и школы развития «Маяк», где в свободное от фестиваля и других своих занятостей время Саша и Женя ведут группы современного танца для детей и подростков. Ведут последовательно, приобщая родителей, погружая детей в контекст современного искусства. Участники фестиваля – танцевальные компании и проекты из Тулы, Кирова, Костромы. Так в России формируется новое поколение contemporary dance.

Это правда был лучший иммерсивный перформанс. В Музее Москвы, под тяжелыми сводами бывшего арсенала, внутри экспозиции. Все было живое. Зрители бродили группами и вразнобой, кто-то оказался случайно: пришел на выставку, а попал на фестиваль «Дети танцуют», многие шли с целью – посмотреть, как танцуют дети.

Они танцевали. Импровизировали, отделялись от стен, приклеивались к музыкантам или работали группой. Между ними в раскрашенном плаще Волан-де-Морта бродил хореограф Константин Челкаев. А дети – подростки – были вполне casual. В спортивной удобной для движения одежде – кеды, футболка, леггинсы, спортивки. Зрители тоже были casual счастливы.

Радостное удивление. Вот несколько групп следуют за перфолекторами – Александр Андрияшкин, Вероника Чернышова, Анна Тарышева. Это взрослые уже люди, у каждого многолетний экспириенс в освоении и понимании контемпорари разными способами. Андрияшкин – хореограф, Чернышова – продюсер, Тарышева – психолог. Но каждому есть что рассказать. Рассказ в движении. Дополняет танец, который танцуют дети.

Я иду по под сводами музея Москвы, иду по городу, информация сыпется со всех сторон. Улавливаю одно, другое, потоки собираются в симфонию. Новое время требует нового танца. Вот он, смотрите, здесь и сейчас. Дети танцуют. Они запросто чувствуют пространство, зрителя, партнера, музыканта. Музыканты – с живыми инструментами: скрипки, виолончель – они тоже в пространстве и тоже двигаются. Я выхватываю фрагмент танца, звуки музыки, голос лектора. Все сливается воедино. И вот все выстраиваются в одну длинную цепочку и уверенно ведут за собой зрителя в театральный зал. Не словами, не звонками, а просто силой, энергией, вектором движения, дети идут вперед. И очень любопытно пойти за ними следом.

А там в зале – спектакль «reForma» хореографа Марии Качалковой, костромской школы и компании современного танца «Диалог Данс», взрослых уже перформеров по сравнению с теми, кто танцевал вот только что. И это история про принятие и поиск себя, поиск другого, попытка найти себя в пространстве. И какое-то щемящее чувство вдруг – атмосфера, как на лучших, самых первых наших фестивалях театров танца «ЦЕХ», где сформировалось, выкристаллизовалось, стало сильным комьюнити российского современного танца.

Фото Маргарита Денисова

Впереди еще один день. Фестиваль переезжает на площадку NOL Project. Четыре спектакля. Эпос Дарьи Бузовкиной «Весна. ЕГЭ священное» про старшеклассников и госэкзамен как инструмент давления, произведение монументальное, актуальное, изящное в исполнении танцевальной компания «Ника» из Тулы, 11 танцовщиков на сцене. И мне неудивительно, что это уже вторая версия спектакля. Состав исполнителей обновился на 100%. Нетленка. Тема значительна. Экзамены – любимый инструмент влияний и манипуляций, сильно портящих жизнь. Спектакль основан на реальных событиях.


Фото Ольга Мерзлякова

«Серебро» театральной компании «ЦЕХ-1» и хореографа Александры Рудик, спектакль новый и звенящий. Фольга, Земля как огромный блестящий ком, девочка на шаре и девочка с шаром, племя хрупких, ранимых, набирающих мощь человеческих детенышей в  предчувствии, что будущее неизбежно. Еще несколько шагов.  


Фото Ольга Мерзлякова

И два дуэта. Искренняя, чуть наивная московская миниатюра «Сиблинги» от танцевальной компании «Пара СиЛ». Притяжение и неприятие, желание и невозможность оставаться рядом. Тот случай, когда заковыристый нейминг добавляет в танец подтексты и смысл. Я додумываю увиденное уже дома, расшифровывая со словарем название театра и спектакля.  Постановка, исполнение Киреевой Марии, Петрожицкой Софии, Ермиловой Елизаветы.


Фото Ольга Мерзлякова

И в противовес – шершавое взламывающее высказывание «WILIS» кировского дуэта «Солянка», Полины Глухих и Александры Деминой (создатель проекта Мария Николаева, хореограф спектакля Мария Качалкова). Написано пронзительно, кажется, кровью и потом, бессонными ночами и вскипевшим мозгом, как дальше, куда и зачем. А после того, как сказано, станцовано, доверено зрителю – мир не сможет уже быть таким, как раньше. Крылья расправили. Летим. 


Фото Ольга Мерзлякова

Все они вместе – новая жизнь, мысль, поиск общего языка с самим собой и зрителем – что может быть круче. Язык есть. Мы обсуждали на круглом столе, может ли детский танец быть интересен кому-то, кроме экспертов, пап и мам. Для меня ответ один. Да. Конечно. Больше совместных проектов. Профессиональных постановочных команд (в перформансе в Музее Москвы режиссер Андрей Смирнов, хореографы Дарья Плохова, Полина Рожанская, Константин Челкаев), междисциплинарных экспериментов. И все будет. Даже если инфраструктуры для контемпорари в России все еще нет. Есть зато, на чьих хрупких плечах танцу держаться. И есть те, кому двигаться дальше. Им, наверное, страшно, но они точно будут.