НЕДОРОСЛЬ

С детьми в оперу: лабиринт Минотавра или увлекательный квест?

Алиса Никольская

Водить ли ребенка на оперные спектакли? На какие? В каком возрасте? Вот едва ли не самые распространенные и болезненные вопросы для родителей, желающих приобщить своих детей к «высокому искусству». Тем более что порой взрослые бессильны ответить на них и касаемо самих себя. Несмотря на предлагаемый театрами огромный выбор, по-прежнему живуч стереотип, что опера – это монументально, долго и скучно, чаще всего непонятно, и не каждый выдержит.

Московский музыкальный театр имени К.С. Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, "Волшебная лампа Аладдина"

Попробуем выбраться из этого темного леса восприятия.

Открывая любую афишу, сводную или подробную, первое, во что упираешься и на чем застреваешь – пресловутая возрастная маркировка. Она стала настоящей бедой. Ибо к пониманию предстоящего зрелища не добавляет ничего, зато сильно сбивает с толку. Кстати, для театров эта маркировка мучение не меньшее, чем для зрителей – она не помогает, а порой даже отпугивает.

Единственный выход для потенциального посетителя зрелищного учреждения – потратить определенное время на изучение матчасти. Иллюстрации, видео, биография режиссера, сведения о театре. Постановок «Евгения Онегина», «Травиаты», «Кармен» много, а какая понравится конкретному человеку – вопрос, который каждый решает для себя сам. А поскольку люди часто ленятся хоть по верхам посмотреть, куда они идут, ни один спектакль ни в одном театре – хоть классический, хоть авангардный – не обходится без негодования «на что же мы пришли». А те, кто с детьми, порой шумят яростнее всех. Хотя бывает, что мнение ребенка сильно расходится с родительским: взрослые ругаются, а юный зритель вполне доволен.

Автор этих строк был однажды свидетелем эпизода в Большом театре: на дневной показ «Золотого петушка» Римского-Корсакова в постановке Кирилла Серебренникова пришла бабушка с девочкой лет пяти. Бабушка охала и ворочалась в кресле весь спектакль – а девочка смотрела не отрываясь, устремившись к сцене. Возможно, ей не очень понятны были нюансы, но сам спектакль заинтересовал. Тем более он был дерзкий, динамичный, отлично спетый и сыгранный.

Большой театр, "История Кая и Герды", фото Дамира Юсупова

К счастью, детский репертуар в оперных театрах давно не является резервацией: хотя премьеры для детей выпускаются не столь часто, как взрослые, но это неизменно качественные работы. Например, в МАМТе идут два масштабных волшебных спектакля: «Сказка о царе Салтане» Николая Римского-Корсакова и «Волшебная лампа Аладдина» Нино Роты – пышные, яркие по картинке, с большим азартом и удовольствием исполняемые артистами всех поколений. А в Большом театре есть драматичная, грустная «История Кая и Герды» композитора Сергея Баневича в постановке Дмитрия Белянушкина и увлекательный «Путеводитель по оркестру», где соединены сочинения Бенджамина Бриттена и Камиля Сен-Санса – интерактивное путешествие в мир музыки, придуманное режиссером Алексеем Франдетти и его творческой командой.

Возвращаясь к теме возрастной маркировки: детям, конечно, доступен для понимания и взрослый репертуар – не весь подряд. Скажем, на «Леди Макбет Мценского уезда» ребенку и даже подростку точно делать нечего – музыка Шостаковича сложна для восприятия, к ней надо привыкать, да и мрачнейшая история на три с половиной часа точно подождет для знакомства в более взрослом возрасте. Но что-то найти всегда можно. 

"Геликон-опера", "Садко"

Для ребенка помладше опера – это обязательно сказка. Понятный сюжет плюс красота. В изыски характеров он вдумываться не будет. А вот любоваться станет обязательно. Хороший вариант – «Садко» Римского-Корсакова в «Геликон-опере»: мелодичная музыка (Римский-Корсаков вообще один из лучших композиторов для семейного посещения), сказочная история, роскошные костюмы и постоянное движение на сцене за счет изощренной машинерии, романтический образ главного героя и его мифическое окружение.

В том же «Геликоне» есть «В гостях у оперной сказки» – путеводитель по опере, путешествие с долей интерактива, которое очень нравится детям, да и родители совсем не скучают. Причем для сюжета взяты герои только тех произведений, которые есть в репертуаре театра – от того же «Садко» до «Сказок Гофмана». А недавно в «Геликоне» придумали экзотический ход – раздвоили моцартовскую «Волшебную флейту»: режиссер Илья Ильин (кстати, «В гостях у оперной сказки» тоже его спектакль) сделал детский вариант – на русском языке и продолжительностью чуть больше часа, и взрослый – полнометражный, с сохранением всей музыки и довольно жесткий по смыслу. Взрослая «Флейта» может прийтись по нраву и подросткам: стилистика «Звездных войн» будет им вполне понятна.

Очень точно чувствуют возрастные градации в Детском музыкальном театре Наталии Сац. Здесь классические названия и редкие, старинная музыка и сотрудничество с современными композиторами. И репертуар выстраивают так, чтобы можно было сориентироваться – с чего начать, чем продолжить.

Малышам точно понравится «Кошкин дом», он идет чуть более получаса, ребятам постарше – остроумная игровая «Ночь перед Рождеством» Римского-Корсакова в постановке худрука театра Георгия Исаакяна. Или работы его учеников-режиссеров – графично-стильный, задорный спектакль Надежды Бахшиевой «Лес, ведьма и горящий шкаф» (под таким названием прячется популярная детская опера «Гензель и Гретель» Энгельберта Хумпердинка) и «Тайна семьи Уингрейв» Бенджамина Бриттена – непростая, трагичная, жесткая история, поставленная Викторией Агарковой.

Детский музыкальный театр имени Н.И.Сац, "Лес, ведьма и горящий шкаф", фото Елены Лапиной

Несколько проще ситуация с подростками. Они сами могут решить, куда пойти, сделать это без наставников. И, как правило, при самостоятельном, не навязанном походе, прекрасно воспримут и музыку, и историю. 

Однажды на «Евгении Онегине» в «Геликон-опере» автор этих строк оказался в зале рядом с компанией ребят лет пятнадцати. Причем было видно, что пришли они сами. И воспринимали огромный спектакль на одном дыхании. Считывали характеры и отношения на раз. Искренне переживали за Ленского, негодовали на Ольгу – зачем она бросила такого замечательного парня, сердились на Онегина. Воспринимали их как сегодняшних, близких и понятных. И более чем вековой давности декорации и костюмы им не мешали чувствовать происходящее – настолько органично это сочетание в спектакле, примечательном именно современными психологическими конструкциями, вписанными в придуманные Станиславским мизансцены.

Режиссерская и актерская внятность – самый лучший путь для симпатии темпераментного, непосредственного зрителя, каким является подросток. А когда благодаря известному и понятному названию интерес у строптивого нового поколения вызван, можно не сомневаться, что большинство придет на оперу снова. И выберет уже что-то менее популярное – чтобы узнать, открыть, понять. А заодно испытает кайф, что сам захотел, сам пошел на взрослый спектакль.

Отдельный вопрос – современная опера. Ее ставят все чаще, и, конечно, игнорировать и запираться в рамках классики – не вариант. Положим, с малышом стоит это делать крайне осторожно – в звуковых экспериментах он разбираться не будет и быстро заскучает. А с подростком – вполне можно. Услышав непривычные гармонии, он точно заинтересуется – как, и это тоже опера? Так бывает? Поэтому, например, Электротеатр Станиславский, одно из самых авангардных столичных мест, вполне может привлечь подростка.

Итог данных размышлений, пожалуй, можно свести к одному понятию: доверие. Это первостепенный вопрос в деле посещения оперного спектакля – и поиске понимания между поколениями отцов и детей. Доверие ощущениям и мнению собственного ребенка. Ничто так не объединяет – и не разобщает – как взгляды и вкусы. Не надо хватать за воротник и уводить. Или ругать спектакль, видя, что ребенку интересно. «Ты ничего не понимаешь» – понимает. Совершенно иначе, но уж точно не хуже. И, наоборот, насильно впихивать что-то, как невкусный обед – тоже нельзя. А вот побыть авантюристом и пойти на что-то необычное, чтобы потом вместе обсудить впечатления – стоит непременно. Ребенок почувствует, что его мнение важно, что его впечатления ценны. И что оперный театр – это круто.