НЕДОРОСЛЬ

10 новых подростковых книг, по которым можно ставить спектакли

 Мария Лебедева

 

  1. Овчинникова Евгения. Мортал комбат и другие 90-е. КомпасГид, М., 2018. – 144 с.

Когда девяностые удалились во времени настолько, что обросли легендами – по большей части, страшноватыми – понадобилось переосмыслить это время. Сборник рассказов Евгении Овчинниковой маскируется под повесть с простенькой сюжетной рамкой: приехавший погостить к тете племянник-подросток находит рукопись книги о ее детстве. Тетя молода, детство приходилось на девяностые годы, и это в самом деле «другие девяностые», без привычно характеризующей этот период чернухи. Если не задаваться вопросом, для чего, например, детям пришлось работать на рынке, то получается череда забавных ностальгических историй о детстве – лишенная излишней сентиментальности и вздохов по поводу того, что раньше небо было голубее, а пиджаки малиновее.

  1. Арнольд Дэвид. Детки в порядке. Рипол-классик, М., 2019. – 350 с.

У Вика синдром Мебиуса. Он не может контролировать мимику, и уж тем более – собственную жизнь, которая летит под откос: мама обзавелась новым – разумеется, неприятным – ухажером, который совсем скоро станет частью их новой семьи, как и отвратительные новые братья. Прихватив с собой урну с прахом отца, Вик отправляется в путь. Вообще, путешествие с прахом близкого становится нередким сюжетом для подростковой литературы в странах, где широко распространена кремация. Ситуация, в которой умерший человек физически остается с родными, в их доме, осмысливается как неправильная, и потому сюжеты такого рода обычно заканчиваются кульминационным развеиванием праха (вспомним детскую книгу Аннабель Питчер «Моя сестра живет на каминной полке», где родители никак не могут смириться с травмой от потери дочери и дарят урне подарки на праздники). По пути Вик знакомится с необычной компанией ребят, живущих в ботаническом саду, и выполнение поручений почившего папы немного отступает на второй план. Роман о взаимопомощи, дружбе и о том, что в людях все же больше сходств, чем различий.

  1. Миллс Эмма. До и после. Клевер Медиа Групп, М., 2019. – 320 с.

Роман Эммы Миллс умело работает со стереотипами школьных американских историй, где непременно фигурирует красивый футболист, лучший друг и странноватый младший сиблинг, а школьное сообщество подвержено иерархии едва ли не четче, чем военное. Еще будет, конечно, бал выпускников. Все это – именно то, что мы так любим и что нас так раздражает. Ее незамысловатый роман, тем не менее, отличает очень важная черта: в книге нет отрицательных персонажей вообще, а главную героиню Девон Теннисон ничуть не тяготит ее обычность. В мире литературы и без того существует изрядное количество подростковых книг про особенных, сложных, невероятно талантливых ребят, непонятых аутсайдеров и мятущихся от внутренних противоречий звезд класса.

 

 

  1. Алессандро Д'Авения. Белая как молоко, красная как кровь. Аркадия, М., 2019. – 304 с.

История любви, которая, по идее, сильнее смерти, но смерть пересилить не может. Типичный треугольник «старшеклассник Лео – Беатриче – лучшая подруга героя Сильвия» разрешается совсем не банальным образом. Чуда не будет, лейкемия Беатриче возьмет в итоге свое – позитивный финал сделал бы лживым этот светлый, по-хорошему наивный и грустный роман, среди недостатков которого, разве что, только некоторая предрасположенность Лео к сталкингу: вряд ли столь пристальное наблюдение за возлюбленной можно назвать романтичным. Почему в подростковых историях такого рода столь акцентирован гендер, и раком заболевает именно школьница – другой вопрос (на ум сразу приходят, конечно, «Виноваты звезды» и «Я, Эрл и умирающая девушка»), главное – что книги и фильмы с подобным сюжетом работают на переосмысление до сих пор несколько табуированной темы смерти ребенка.

  1. Клима Габриэле. Солнце сквозь пальцы. КомпасГид, М., 2019. – 144 с.

Шестнадцатилетний Дарио, трудный подросток, вынужден позаботиться об Энди, парне с инвалидностью. Тот ни на что не реагирует, и заботливая сиделка считает его слабоумным. Но у Дарио на этот счет совершенно иное мнение. «Солнце сквозь пальцы» разворачивается не как медленная история притирки характеров и зарождения дружбы. Буквально с первого же взгляда Дарио видит в новом знакомом то, что их роднит: к обоим не относятся серьезно, видя лишь то, что совсем на поверхности – социальную девиацию одного и ограниченные физические возможности другого. Парни не хотят быть проблемами, они хотят приключений – и сбегая к морю, Дарио прихватывает с собой нового приятеля. Книга Габриэле Клима о том, что сочувствие, даже пусть искреннее, может быть оскорбительным, и главное – видеть в другом равного.

 

 

  1. Шустерман Нил. Бездна Челленджера. Popcorn Books, М., 2019. – 352 с.

Пятнадцатилетний Кейден Босх рисует, проектирует с друзьями компьютерную игру – и отправляется в плавание на странном корабле к бездне Челленджера, самой глубокой точке на планете. Дома травят термитов, семья отправляется в Вегас – и чудовища в масках заживо отъедают кусочки плоти. Кейден не в себе, он всюду и сразу, и разбегающиеся по палубе мозги ничуть не менее для него реальны, чем медперсонал в психиатрической детской больнице, а говорящая статуя на носу корабля не столь уж отлична от девочки из соседней палаты. Это хроника психического заболевания изнутри и преодоления страхов в обоих мирах. Нил Шустерман, придумавший мрачный мир «Жнеца», где искусству давать людям смерть обучают подростков, написал в этот раз очень личный роман: история, положенная в основу, случилась с его сыном, и рисунки мальчика дополнили отцовский текст.

 

 

  1. Хардинг Фрэнсис. Песня кукушки. Клевер Медиа Групп, М., 2016. – 512 с.

Тереза, она же Трисс, недавно чуть не погибла — после катастрофы в родительский дом вернулась совсем другая девочка-подменыш. Разобраться, что же произошло, что за странные перемены творятся вдруг с телом и при чем тут давно погибший брат, предстоит ей самой, и следует поторопиться: через семь дней та, что пришла вместо Трисс, исчезнет. Героини здесь младше потенциальных читателей, Не-Трисс и ее невыносимой сестрице Пен одиннадцать и девять лет соответственно, но сама история – как и все у Хардинг – очень подростковая как по динамике, так и по характеру поставленных вопросов. Пытаясь спастись сама и помочь Пен, Не-Трисс разгадывает планы коварного Архитектора и учится понимать других – вредную сестренку, ненавистную всей семье девушку брата и даже чрезмерно опекающих родителей.

  1. Хардинг Фрэнсис. Колодец желаний. Клевер Медиа Групп, М., 2017. – 320 с.

После того, как троим друзьям – Райану, Джошу и Челли – пришлось позаимствовать монетки из старого колодца желаний, на руках Райана появились странные наросты. Нет, переходный возраст тут ни при чем: так начинается история о мешающих сверхспособностях и пугающих в силу своей неоднозначности желаниях, а еще – о том, что не все, с кем ты много общаешься, в самом деле твои друзья. Сонная атмосфера небольшого английского городка совершенно в духе «Очень странных дел» прорывается знанием о другой, изнаночной его стороне, для которой трансляция мыслей прохожих, контроль за электроприборами и неожиданно проклюнувшиеся на руках глаза столь же естественны, как проблемы с родителями или конфликт с бывшим другом.

 

 

  1. Бове Клементина. Ужель та самая Татьяна? Самокат, М., 2019. – 256 с.

Это неожиданное переложение «Евгения Онегина» от француженки Клементины Бове – не только для тех, кому не хватило ни оригинального романа в стихах в школьной программе, ни одноименной компьютерной игры с зомби 2010 года. Татьяна и Онегин – сперва подростки, потом молодые взрослые, живут в 21 веке: их первая встреча приходится на 2006, последняя – на 2016 год. Татьяна, конечно, не вышла замуж: она строит научную карьеру, а Евгений настолько жалок, что даже Гугл про него не знает. В пересказе книга Бове выглядит посредственным фанфиком, ведь главное ее достоинство далеко не в сюжете. И пока одни подсчитывают скорость вращения в гробу Александра Сергеевича Пушкина, другие смогут увидеть неглупую и забавную историю, где в стихах увековечены приметы недавнего времени: помощник-скрепка из Майкрософт, Симс и анимированные открытки.

  1. Диффенбах Ванесса. Язык цветов. Рипол-классик, М., 2019. – 319 с.

Восемнадцатилетняя Виктория выпустилась из детского дома в никуда: официально перестав быть ребенком, она лишилась и опеки извне, никто не обязан заботиться о выросшем человеке. Три месяца в государственном жилье, а после – ночевки в парке, неожиданно найденная работа – и неотступные воспоминания о той, прошлой жизни. Виктории сложно с людьми. Не умея до конца выразить все, что хотелось бы, избегая прикосновений еще больше, чем слов, героиня передает послания через забытое искусство языка цветов, которому когда-то научилась у приемной матери – последней в ряду тех, кто ее удочерял и первой, кто по-настоящему был к ней добр.