НЕДОРОСЛЬ

Женя Беркович: «Зачем им этот театр?»

В августе и сентябре пройдет Третий фестиваль «Я не один», руководят которым Мариэтта Цигаль-Полищук, Президент Благотворительного Фонда «Я не один», и Женя Беркович, куратор фестиваля. Она и написала для «Недоросля» колонку про то, зачем нам нужен этот фестиваль, а детям из детских домов, спецучреждений и приемных семей — этот театр.

Август 2017 года, Поленово, деревянная беседка, куда набились тридцать пять детей и человек десять взрослых. Маленький человек Олег плачет, размазывая слезы и сопли, плачет горько, навзрыд. Он пел на показе песню из будущего спектакля и забыл слова. Ему кажется, что мир рухнул (на самом деле нет, но Олег об этом пока не знает).

Что тут такого? Ну ребенок, ну забыл текст, ну плачет. И только организаторы и участники театрального фестиваля «Я не один» знают: Олег приемный ребенок, он четыре года в семье и за все время жизни дома не плакал ни разу. Просто не мог, не умел. Мог замереть, «замерзнуть», мог рассказывать обо всем, что ему пришлось пережить, мог спорить или вежливо выполнять указания взрослых, а плакать – не мог. А тут вдруг заплакал. Это хорошо, это значит – оттаивает.

В 2019 году мы снова проводим фестиваль «Я не один».

ЧТО ЭТО: 30 детей из детских домов, спецучреждений и приемных семей в театральном лагере сделают четыре спектакля под руководством профессионалов театрального дела: режиссеров, педагогов, хореографов, а в сентябре сыграют премьеры в Москве, на новой площадке Театра.doc (ура, мы будем почти первые, кто сыграет в этом удивительном, дико красивом месте! После «Любимовки», конечно…).

ЗАЧЕМ ЭТО: чтобы дети могли получить то, чего они в детских домах лишены. Навыки работы в команде, ответственности, принятия решений и выстраивания отношений, умение понимать и чувствовать свое тело и эмоции. Умение плакать и обниматься заложено в нас с детства, а в них – нет. Их не обнимали, им не вытирали слезы. Если вы один раз видели, как мелкий человек Олег заплакал впервые через четыре года после приютской жизни, как девочка Света в 15 лет первый раз обняла подругу, вы понимаете, «зачем им нужен этот театр».

У нас нет задачи всех сделать актерами или художниками, для нас театр – это такая универсальная штука, в которой каждый может найти свое, научиться своему, перепрыгнуть через свои страх и неумения. Для кого-то это способ научиться формулировать свои чувства, для другого – найти гармонию с зажатым и испуганным телом, для третьего – понять, что каждое твое действие тянет определенные последствия, как плохие, так и хорошие. Вам кажется, что это любому четырехлетке понятно? Как бы не так. В детских домах за детей все решают старшие, еда падает с неба, оценки ставят лишь бы в школу ходили, даже цвет носков ты не можешь выбрать сам. То, что для нас – норма, для них – сложный и очень важный путь обучения и познания.

И ГЛАВНОЕ: Это все нужно, чтобы у подростков был шанс найти приемные семьи и получить приличное образование. Шестеро наших участников уже в семьях, ждет решения седьмой. Всего семь или целых семь? Мы думаем, что целых. Пятеро в колледжах, двое в ВУЗах. Не так плохо. Хотим еще.

Как кураторка и художественная руководительница проекта я буду отвечать еще и за то, чтобы наш фестиваль был не только социально-сиротским мероприятием, но и фактом искусства. Современного искусства. Мы позвали прекрасных молодых режиссеров и хореографов: Ярослава Францева, Александру Рудик, Ивана Борисова, Полину Золотовицкую, Сергея Тонышева и Юлиану Лайкову, – и сделаем все, чтобы они могли сотворить с нашими маленькими чертями чудо.

Маленькие черти – это еще нежно, бывает и пожестче. Но это все от любви, конечно. Трудной, но любви.