НЕДОРОСЛЬ

Наталья Кочорашвили: «Если хочу, чтобы команда горела проектом, то я должна раздувать огонь»

Мария Симонова

Встречи с Натальей Кочорашвили, директором Красноярского ТЮЗа, всегда запоминаются надолго. Слушать эту эффектную и стильную даму очень интересно – жизнь в ее театре полна ярких событий. Мы узнали о новых затеях ТЮЗа, расспросили про театральный сериал "Хроники Нарнии" и о том, как в одном театре уже столько лет прекрасно находят общий язык такие неординарные личности, как режиссер Роман Феодори и директор Наталья Кочорашвили.

Недоросль: Наталья, как удается так долго сотрудничать двум столь ярким личностям как вы и главный режиссер Красноярского ТЮЗа Роман Феодори?

Кочорашвили: Роман – абсолютно «мой человек», мы на одной волне. Это большое везение – встретить в команде не просто талантливого профессионала, а единомышленника. Основа долгого сотрудничества – это четкое разграничение зон ответственности: Роман – творческий лидер, он определяет идеологию театра, отвечает за развитие труппы, моя часть работы – администрирование всех процессов театра, проектная работа по стратегическим направлениям развития, и, конечно, наша экономика. Для себя я вывела такую формулу: общие цели и интересы сплачивают нас, а нормальные человеческие отношения помогают прийти к качественному творческому результату.

Недоросль: Красноярский ТЮЗ известен своей командой. Какими были главные принципы ее формирования, и изменились ли они с годами?

Кочорашвили: Я часто говорю, что могу работать с людьми разной степени сложности, главное, чтобы человек усиливал команду своими компетенциями. На этом и стою.

Недоросль: У вас в театре, как кажется со стороны, всегда насыщенная жизнь. Как появлялись и появляются идеи, откуда берете для них вдохновение?

Кочорашвили: Я по жизни человек проекта. Меня тяготит однообразие – уверена, в театре всегда должно что-то происходить. В этом движении, кипении – жизнь и развитие. Сейчас, когда наш театр добился профессионального признания, наград, можно было бы ловить ощущение, что дальше мы просто будем плыть по течению, но такой вариант нам не подходит. Хочется чего-то добиваться, пробивать какие-то преграды, открывать новые двери. Когда приходит идея, стараюсь вдохновить ею всю команду, и пока мы ее обсуждаем, докручиваем – ловлю невероятное удовольствие от процесса. Если хочу, чтобы команда горела проектом, то я должна раздувать огонь. В этом мое вдохновение.

Недоросль: Тюз прошлой осенью провел «АРТ-маркет», конкурс для постановщиков спектаклей для детей. Как родился этот проект?

Кочорашвили: Я думаю, вы согласитесь, что много всего живого и интересного в театрах для детей происходит на малой сцене. В то же время глубоких и осмысленных спектаклей большой формы заметно не хватает. Зная эту проблему (а она присуща большинству российских ТЮЗов), мы и придумали проект «АРТ-маркет», конкурс творческих заявок на постановку спектакля большой формы для детей.

Когда в начале прошлого года мы открыли прием заявок от молодых режиссеров, хореографов, художников, композиторов, то, к своему удивлению, получили их около ста. География участников была обширна: от Финляндии до Сербии, от Петропавловска-Камчатского до Санкт-Петербурга. Идеи, как оказалось, есть – и очень неплохие! Эскизы двенадцати проектов, отобранных экспертным советом, были показаны для художественных руководителей, директоров и режиссеров российских театров в сентябре в рамках нашего фестиваля. Трем участникам, чьи заявки были взяты в работу театрами, Красноярский ТЮЗ выплатит грант на постановку. Но самое важное во всей этой проектной истории то, что сейчас у нас сформирована база участников и идей спектаклей, и мы готовы поделиться ею с любым театром страны. 

В поисках форм и пространств

Недоросль: Расскажите про режиссера Никиту Бетехтина – он пока издалека еще не ассоциируется с Красноярским ТЮЗом. Чем он занимается в театре, почему пригласили именно его?

Кочорашвили: Много лет мы работаем над тем, чтобы в нашем театре шли интересные, востребованные спектакли, привлекающие внимание и зрителей, и профессионалов. Такие, о которых пишут критики, которые приглашают на фестивали. Понимаем, что театр, как и общество, развивается и меняется, поэтому используем разные пространства ТЮЗа и обращаемся к различным формам коммуникации с публикой – обсуждения, мастер-классы, читки пьес, авторские программы и многое другое. Со временем у нас появились новые творческие пространства: «Букхолл», «Кинохолл», «Арт-кафе». В какой-то момент мы поняли, что нам остро не хватает человека, развивающего это важное направление: наполнение новых пространств театра темами, созвучными сегодняшнему дню.

Тогда Роман Феодори пригласил Никиту Бетехтина на должность штатного режиссера – возглавить эту работу. Он сразу поверил в него, а за ним талантом Никиты увлеклись и все мы. С его приходом в театре началась активная работа с пьесами современных драматургов на острые социальные темы. И оказалось, что у зрителей есть к ним большой интерес.

Недоросль: «Подросток с правого берега» обсуждался, кажется, во всей России. Что сегодня в театре показывают подросткам, какая, на ваш взгляд, работа особенно важна?

Кочорашвили: Изучив театральное пространство Европы, мы заинтересовалось опытом берлинского театра STRAHL. Многие постановки и проекты этого театра адресованы старшим подросткам 11-16 лет. Год назад, в январе 2019 года, вместе с Романом мы съездили в Германию, чтобы лично познакомиться с опытом этого театра и обсудить возможность сотрудничества. Тогда родились наброски интерактивного спектакля «По приколу! Кто решает, что смешно?»,  это спектакль, работающий с темой школьной травли, буллинга. Подобный спектакль-игру STRAHL показывают в берлинских школах, ситуации и проблемы, которые обыгрывают актеры, возникают в подростковой среде повсеместно, как в Германии, так и в России.

Работа над спектаклем началась летом того же года, мы пригласили в Красноярск режиссера Кристиана Гизе, театрального педагога Карен Гизе и драматурга Екатерину Райкову-Мерц. Целый месяц артисты и педагоги работали вместе с детьми из красноярских школ – ребята участвовали в репетициях, а педагог и режиссер оценивали их реакции. Премьера проекта состоялась на красноярском фестивале «Театральный синдром. Детский мир». «По приколу!» вписался в нашу концепцию развития открытого театра, театра, который происходит там, где находится ребенок. Думаю, что не открою вам секрет – остроактуальная тема этого спектакля очень востребована в школах, куда мы и вывозим спектакль, показывая его в спортзалах.

Недоросль: Один из самых обсуждаемых в последнее время проектов Красноярского ТЮЗа – появление на вашей сцене «Хроник Нарнии». Эти истории очень любимы детьми, но обычно не становятся основой для российских спектаклей. Кто придумал их поставить?

Кочорашвили: Эта была идея Романа Феодори. Немногие театры в нашей стране ставят спектакли большой формы для детей – экономика диктует свои правила, большинство предпочитает вкладываться в постановки для взрослых, ориентируясь на платежеспособную аудиторию. Это, безусловно, путь. Но мы же идем своим: хотим показать, что детские спектакли могут, как минимум, не уступать взрослым – ни по зрелищности, ни по наполняемости залов.

«Нарния» – постановка дорогостоящая, ее визуальное решение очень важно – ведь дети должны верить тому, что происходит на сцене, для этого нужно задействовать современные технологии и оборудование. Они помогают создать спецэффекты и увлекательный сказочный мир.

Недоросль: Одной частью «Хроник Нарнии» вы не ограничились. Чем привлекательна идея театрального сериала?

Кочорашвили: Благодаря ему зритель растет вместе с определенной историей. Сначала он смотрит один спектакль, затем второй, и ему встречаются знакомые персонажи. Ребенок ощущает себя внутри сказочного мира, который не заканчивается на одном походе в театр.

Кстати, первый театральный сериал появился в Красноярском ТЮЗе еще до «Нарний». Это «Сказки, сказки, сказки…», объединяющие три спектакля для разных возрастных категорий: «Дзынь», «Слон Хортон» и «Красная Шапочка». Эти три истории идут у нас всегда в одно время, как и сериалы по телевизору, чтобы родитель знал: в 12 часов в субботу в театре можно посмотреть серию спектаклей. Эта форма интересна нам еще и потому, что все популярные сегодня у детей и подростков фантастические истории обычно состоят из нескольких частей: «Гарри Поттер», «Хроники Нарнии».

В таких уникальных, хорошо продуманных автором, детальных, красочных и увлекающих мирах ребенку интересно. А режиссеру важно, что в этих историях ребенок может почерпнуть для себя правильные мысли, увидеть значимые темы любви, преданности, внутренней силы и веры. Это все те важные вещи, которым взрослые так хотят научить своих детей, но объяснять эти понятия на словах бесполезно – за ними пустота. Театр же наполняет их образами и картинками, на которых видны связующие нити.

Недоросль: Как Красноярский ТЮЗ проводит карантин и планирует выживать в этих условиях? Какая у вас стратегия?

Кочорашвили: Во время карантина мы показываем записи спектаклей прошлых лет. Те, видео которых есть в хорошем качестве, к сожалению, таких не очень много. Также мы проводим онлайн-тренинги – по пластике, по речи – в прямом эфире. Это была идея нашего отдела маркетинга.

Для объективного прогноза на будущее необходимо понимать, до какого времени продлится карантин. Этого пока никто не знает. Если все пойдет в штатном режиме, и до 15-го апреля карантин будет снят, мы планируем пересмотреть репертуар на конец апреля, начало мая. Еще отмечу, что на уровне Министерства культуры Красноярского края есть понимание, что необходимо выделить дополнительное финансирование на покрытие части расходов театра из иной, приносящей доход, деятельности. Вопрос находится в проработке у министерства.