НЕДОРОСЛЬ

Марина Шимадина: "В мире теней"

В Московском детском театре теней со 2 по 5 ноября пройдет первый Международный фестиваль театров теней ShadowFest. Это уникальный моножанровый фестиваль, призванный показать, насколько многообразным и современным может быть теневой театр сегодня. Мы попросили рассказать о концепции и программе фестиваля одного из его отборщиков – театрального критика и завлита МДТТ Марину Шимадину.

Недоросль: Как родилась идея фестиваля?

Шимадина: Когда в театр пришла новая команда под руководством директора Маргариты Модестовой, они сразу задумали этот фестиваль. Идея носилась в воздухе, но впервые сформулировала ее, кажется, Ольга Андрейкина – недаром она у нас креативный директор. И это логично.

МДТТ –  единственный государственный репертуарный театр теней, который уже почти 75 лет занимается этим жанром, и наша миссия – развивать и популяризовать его как вид искусства. У нас ведь мало кто разбирается в театре теней. Большинство представляет себе собачку на стене или картонные фигурки на палочках – мы все что-то подобное делали в детстве. Самые продвинутые знают о традиционном театре теней – индонезийском ваянг-кулите, турецком карагезе, китайском театре теней, который обычно показывают туристам в качестве национальной экзотики. Но на самом деле теневой театр сегодня – это самобытное и очень многообразное искусство, сочетающее приемы кукольного и предметного, пластического и визуального театра. А с появлением новых цифровых технологий его возможности расширились еще больше.

Я недавно вернулась с аналогичного фестиваля театров теней в Германии – только ему уже 30 лет – и увидела потрясающую палитру этого жанра. Там были sand-art и hand-art (те самые теневые фигурки из рук), теневая опера и теневой балет, комедии и готические триллеры, концерты в церкви с теневым сопровождением и перформанс, где актер выполнял лишь функцию оператора – включал и выключал всякие хитроумные механизмы, создающие диковинные тени. Был еще один совершенно абстрактный спектакль — опыты с рефракцией, с преломлениями лучей света. Или «бродилка» по ночному лесу, где тени проецировались прямо на деревья – это было довольно жутко. Все это очень хочется привезти в Москву и показать нашим зрителям.

Недоросль: Кто поддерживает ваш фестиваль?

Шимадина: Мы несколько лет носились с этой идеей, обращались в Департамент культуры Москвы и в Минкульт, подавались на всевозможные гранты, но только в этом году получили небольшой грант от СТД РФ на детские проекты. Это совсем небольшая сумма – 400 тысяч – но и за это ему спасибо! Надо же с чего-то начинать.

Может, это и правильно, что самый первый фестиваль мы начинаем с «ближнего круга», с тех, кто работает рядом с нами. В нашей программе, в основном, московские театры – замечательный фольклорный театр «Ученый медведь» с премьерой по авторской сказке «Дочь неба», всем известный театр «Трикстер» со своим теневым мастер-классом, камерный, но очень уютный «Театрик Саши Луняковой».

"Барон Мюнхгаузен"

Кстати, знаете, что я заметила? В России XIX века теневой театр был популярным домашним развлечением, его часто устраивали в дворянских семьях, например, в доме художника Валентина Серова. После революции главными пропагандистами театра теней были супруги – художники Ефимовы. И у нас в программе сейчас почти все театры семейные: «Ученый медведь» – это брат и сестра Андрей и Сима Пронькины, «Трикстер» – муж и жена Слава Игнатов и Маша Литвинова, Саша Лунякова изначально делала свой театр дома, буквально в шкафу,  для своих маленьких детей – а теперь выступает вместе с ними. Можно еще вспомнить семейный театр «Тень» Ильи Эпельбаума и Майи Краснопольской, которые тоже начинали с теневых спектаклей, а сейчас передали эту эстафету своему сыну Арсению. В общем, театр теней – это такое клановое, династическое дело... Но не только.

Недоросль: Расскажите подробнее о приглашенных коллективах.

Шимадина: В этом году у нас два привозных спектакля. Это частный театр «ФиМ» из Екатеринбурга, созданный Андреем Ефимовым, известным уральским кукольником, художником и актером, лауреатом «Золотой Маски». Многие помнят его работы с Александром Бороком –  замечательные «Картинки с выставки» и THE HAMLET. А теперь они с режиссером Сергеем Черепановым решили поэкспериментировать с театром теней и поставили «Аленький цветочек» в необычной технике: артисты работают с китайскими цветными куклами на проекционном столе, откуда камера уже переносит картинку на большой экран. Вот такое сочетание традиционных и новых технологий, и еще с живой музыкой впридачу.

"Аленький цвкточек"

Второй наш гость – театр из Финляндии, из города Тампере. Это совсем молодые артисты, энтузиасты своего дела, они создали финскую Ассоциацию теневого театра – тоже для продвижения и популяризации жанра у себя на родине. Так что у нас общие цели и векторы развития. Они покажут «Цирк Ултима Туле» – очень интересный визуальный спектакль без слов, с теневыми куклами, масками и силуэтами. Там много каких-то свежих находок, приемов и очень трогательная история о дружбе мальчика, потерявшего родителей на войне, и циркового слона. Причем дело происходит в Лапландии, где слонов сроду не видели, и для всех это страшное чудовище, так что там еще поднимается тема толерантности и принятия другого, чужого.

Недоросль: Как я понимаю, привезти удалось далеко не все из задуманного?

Шимадина: Да, у нас еще много спектаклей осталось на «скамейке запасных». В этот раз по разным причинам не доехали до нас польский Театр фигур из Кракова с отличным спектаклем «Билли Фог» по одноименной книге комиксов и очень красивый минский театр художников «Велиструхен». Хотелось бы привезти «Кошку, гулявшую саму по себе» театра «Кукольный формат» и «Детей неба» из театра обско-угорских народов «Солнце», а также «Театр теней Офелии» Дениса Бокурадзе – они уже были в Москве на разных фестивалях, но их еще далеко не все успели посмотреть. Из нового – замечательный теневой спектакль Руслана Кудашова «Летающий велосипед, или Кукла, которая знала все» в Большом театре кукол.

Но в России все же чисто теневых постановок в разы меньше, чем в Европе. Поэтому мы очень надеемся на следующий фестиваль привезти Бельгию, Испанию, Германию, может быть, Китай и Турцию как образцы традиционного театра теней. Есть еще грандиозное американское шоу Feathers of Fire по персидскому эпосу, поставленное режиссером из Ирана. Это абсолютная бомба, но такое может осилить только Чеховский фестиваль. Или американский же пластический театр Pilobolus – он, кстати, в ноябре будет выступать в МДМ. 

Недоросль: У вас на фестивале будет еще образовательная и off-программа.

Шимадина: Да, чтобы все-таки познакомить зрителей с прошлым и настоящим теневого театра, мы проведем две лекции для профессионалов и просто интересующихся. Историк театра, профессор и художественный руководитель Московского театра кукол Борис Голдовский расскажет о происхождении и древних традициях театра теней, а наш главный художник Виктор Платонов поближе познакомит с практикой, с разными системами и технологиями теневых кукол.

Арт-группа "Ападакаладас" Школы дизайна НИУ ВШЭ

В off-программе выступят студенты-художники Анастасии Нефедовой из Школы дизайна НИУ ВШЭ. Они в качестве учебных работ сделали любопытные теневые миниатюры, а наши артисты немного помогли им, показали, как работать с тенями, ведь этому нигде не учат, даже в театральных вузах, мастерство передается исключительно из рук в руки.