НЕДОРОСЛЬ

«КоОПЕРАция — Дети»: новый формат детского музыкального театра

Катерина Антонова

7 и 8 декабря на Малой сцене Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко состоятся показы Лаборатории молодых композиторов и драматургов «КоOPERAция — Дети». Это новое направление Екатерина Василева, худрук проекта, открыла в этом году, без него современный музыкальный театр для детей просто задыхался, так как на сегодняшний день можно говорить о реальной катастрофе с качественным репертуаром для детей на музыкальной сцене (см. статистику Елены Обыденновой по детскому репертуару в музыкальных театрах России).

Екатерина Василева начала эту ситуацию менять и позвала в соавторы детей: решила спросить у них, а что им хочется, что им нужно и чего они ждут от музыкального театра? Но прежде, чем дать им слово, она предоставила им возможность поучиться не только у тех, кто создает сегодня детский музыкальный театральный репертуар, но и тех, кто работает в других сферах: в анимации, в драматическом театре, в новой драме.

И вот в мае девять драматургов в возрасте от 10 до 13 лет неделю работали с Марией Огневой (она изучала с участниками основы драматургии, либретто, законы музыкального театра и способы взаимодействия с композитором) и занимались с наставниками: композитором Петром Поспеловым, либреттистом Екатериной Поспеловой, программным директором Большого фестиваля мультфильмов Марией Терещенко, Евгенией Злобинской и Вячеславом Жуковым («Творческое объединение 9»), программным директором детского театрального фестиваля «Маршак» Варварой Коровиной, руководителем литературной части Большого театра России Татьяной Беловой, композитором Пьеранджело Вальтинони (Италия) и художественным руководителем театра «DieWienerTaschenoper» Герхардом Динстбиром. То есть с лучшими из лучших среди тех, кто сегодня работает для детей в самых разных сферах.   

    

Результатом недельных занятий стали четыре детские оперы, созданные молодыми композиторами на либретто, написанные детьми. Их и показали в Стасике в начале ноября. В первую афишу «КоOPERAция — Дети» вошли оперы:

  • «Я живу у ведьмы». Недетская опера* (либретто: Алена Седых, София Самсонова и Елизавета Самохвалова, музыка: Татьяна Шатковская-Айзенберг),
  • «Порох и заячьи ушки». Комедийная хоррор-опера ** (либретто: Софья Педенко, Тимофей Маркин, музыка: Андрей Бесогонов),
  • «Виновны!» *** (либретто: Ия Санина, музыка: Игорь Яковенко),
  • «Dark». **** Опера-хоррор (либретто: Даниил Козловский, Петр Алистархов, Михаил Левинсон, музыка: Дмитрий Мазуров).

 

«Недоросль» поговорил с Екатериной Василевой, которая рассказала, как устроен проект «КоOPERAция — Дети» и зачем он стал ей нужен.

Василева: Сам формат проекта я придумала еще в ГИТИСе, на пятом курсе, и он просто ждал своего часа. Ждал, пока я накоплю достаточно опыта, пока сложатся обстоятельства. Я ежегодно меняю тему лаборатории, просто потому, что мне как режиссеру музыкального театра интересно делать совершенно новое, разное, но при этом важное и нужное. Так что «КоОПЕРАция» как проект началась три года назад, когда мы объединили свои усилия с музыковедом Натальей Сурниной. И сразу вся команда, которая ее делает, очень полюбила такой формат. Он оказался ярким, интересным и благодарным, благодатным. У него есть определенный алгоритм существования, единый для всех — просто внутри разное наполнение, в зависимости от того, экспериментальный или детский блок сейчас идет.

Первый этап — это образовательная часть, когда участники встречаются с профессионалами из разных областей музыкального театра: дирижерами, композиторами, режиссерами, директорами театров, иностранными специалистами, которые рассказывают о своем опыте. По истечении образовательного этапа участники представляют свои идеи, объединяются в команды и формулируют свой проект: произведение, над которым они будут работать далее. «Далее» — это суперзакрытая, действительно лабораторная творческая территория. И это очень свободная территория, на которой нет никакой цензуры.

Я сама отбираю участников лаборатории — я очень много слушаю современной музыки, хожу на выпускные концерты композиторского отделения Консерватории и в принципе очень в теме. Поэтому уж если участник попал к нам в лабораторию, то что бы они ни создали, это в любом случае будет исполнено. Мы даем им карт-бланш, никаких ограничений я им не ставлю. Наоборот, свою задачу я вижу в том, чтобы показать максимально возможное количество путей от какого-то безумного авангарда до традиционных примеров, чтобы участники могли выбрать свой путь, наиболее близкий им в данный момент жизни.

Не то что я становлюсь совсем сторонним наблюдателем на этом уже творческом, лабораторном этапе – я, конечно, держу руку на пульсе, но не позволяю себе прийти и сказать: «Знаешь, мне это не нравится, давай не будем это делать». При этом, конечно, мы разговариваем, обсуждаем, думаем, как лучше это сделать, но никакого права вето у меня нет.

Недоросль: Как возникла «КоОПЕРАция – Дети»?

Василева: Идея детской лаборатории у меня родилась года полтора назад, я вынашивала ее долго, долго смотрела на нее под разными углами, но мне самой было безумно интересно поработать вместе с детьми над материалом для детского музыкального театра. Ведь это тот самый зритель, которому мы адресуем наши спектакли, и мне показалось логичным спросить напрямую у целевой аудитории, а чего они хотят. Поверьте, для меня в этой лаборатории случилось очень много открытий.

Выяснилось, что у нас в голове сплошные иллюзии по поводу детей. А они на самом деле намного смелее, чем мы, взрослые. У них нет никакой самоцензуры, которая постоянно сдерживает нас, когда мы что-то делам для них, все время ограничивая себя вопросами: «А надо ли это детям? А можно ли с ними про это говорить? Не рано ли?». А они берут такие темы и так честно рассуждают, что даже завидно.

Недоросль: Как вы отбирали детей для участия в лаборатории?

Василева: Вместе с Марией Огневой, драматургом, которая потом преподавала детям, как сочинять оперные либретто. Отбирали очень просто: по творческому конкурсу. Нашей задачей было найти детей, которым а) интересен театр б) интересно создавать что-то свое, сочинять, писать, или даже не писать, а участвовать в творческом процессе. Мы отобрали 11 детей примерно 12-13 лет. Взяли так мало, потому что задача была поработать с ними индивидуально, избежать усреднения, не пропустить что-то очень-очень важное.

Ведь нам было нужно в детской «КоОПЕРАции», как и в любой, получить результат. Не просто попробовать что-то сочинить, а выйти на финальные показы. Неделю дети работали круглыми сутками на образовательном этапе, причем встречались не только с Машей Огневой, но и с другими педагогами — они вообще изучали всю сферу детских услуг, развлечений, индустрии, чтобы можно было с разных сторон подойти к созданию собственного произведения.

Недоросль: Вы заметили что-то общее, что объединяет детей, которые к вам пришли?

Василева: Вот что можно сказать по той группе, которая прошла через нас: они мыслят кинематографично. Они росли на анимационных фильмах, и это очень сказывается на том, как они воспринимают и транслируют через себя мир. И это, конечно, надо учитывать, когда работаешь для них. Все говорят про клиповое мышление в отношении детей, а дело тут чуть в другом: в некой форме кинематографического восприятия. Клип — это сжатый, рубленый формат, квинтэссенция впечатлений. И это тоже в какой-то степени в них есть.

А кинематографичность — это нечто другое. Это то, что объединяет созданные ими произведения. Я не могу пока сформулировать точно, но я это очень внятно чувствую. Даже когда они писали либретто, они много говорили о том, как это будет выглядеть на сцене — им это было важно так же, как и сочинение самих историй. Выстраивание кадра. А потом они объединились в команды — и сейчас мы имеем четыре новые, написанные в рамках лаборатории, детские оперы, созданные современными молодыми композиторами на либретто детей.

Недоросль: Что дальше будет с проектом?

Василева: Конечно, мы думаем, как дальше развивать детское направление, потому что я чувствую, что это правильная и важная история. Вариантов комбинаций — множество, но раздувать эту историю тоже нельзя. Я хочу сохранить формат: образовательная сессия, а потом работа на результат. Это важно, потому что мотивирует, дисциплинирует и вдохновляет. Кроме того, они учатся договариваться, учитывать друг друга, слышать не только себя.

Недоросль: В мае «КоОПЕРАция» выпустила первый полноформатный спектакль — оперу Игоря Холопова на либретто Марии Огневой «Путешествие голубой стрелы» в вашей постановке. Спектакль показали в «Зарядье» один раз — и все. Вы будете еще его показывать? Это ведь одна из немногих действительно новых опер для детей.

Василева: Мы сейчас ищем для него дом. Полноформатная опера — это очень и финансово, и энергозатратное дело. Когда-нибудь мы, наверное, научимся зарабатывать деньги, но пока самостоятельно не можем обеспечить прокат этого спектакля. Так что я надеюсь, что кому-нибудь наша «Голубая стрела» окажется нужна, и мы еще не раз сыграем ее.


*

Фантастическая драма, основанная на конфликте поколений. Добрая, смелая и упрямая девочка Василиса живет в мире будущего, полном современных технологий и гаджетов. Но в один день ее родителей не стало, и ей приходится переехать в старый пыльный особняк своей бабушки, Элеоноры Артуровны. Бабушка живет в мире прошлого и слишком строга к внучке, которая в итоге сбегает из дома. Чтобы отыскать Василису и наладить с ней отношения, бабушка должна освоить современные гаджеты.

Музыкальная драматургия так же, как и сюжет, строится на конфликте старого и нового, стилизации и современных ритмов (рок, рэп и т.д.).

**

На охоте Королева умирает от случайной пули. Доктор Морис хочет попытаться воскресить Королеву и забирает ее тело. Его возлюбленная не согласна с таким решением.

Особенностью либретто стало создание слов-монстров: съеденных гласных, опущенных глаголов, гибридных форм. Партитура основана на сочетании академических и шумовых (в том числе специально созданных для спектакля) инструментов, которые образуют в пространстве зала некий «город», где сразу оказываются слушатели и где будет происходить действие: замок, лес, лаборатория…

***

История о том, как дети судят своих родителей, а родители оправдываются при помощи детских страшилок. Возможно, именно зрителям придется решать, кого обвинить, а кого оправдать. Но авторы обещают, что все закончится хорошо.

Часть музыкального пространства оперы — шумовая установка и большой терменвокс, заключенный в рамки комнаты — камеры для подсудимых.

****

История о хорошем мальчике-школьнике Бене, в которого вселилось неизвестное существо. Оно начинает управлять Беном и мстить окружающим. Этим существом оказывается Сэм — умерший мальчик, которого, как и Бена, травили в школе. Освободить Бена и успокоить Сэма в итоге помогают доброта и эмпатия двух девушек — Алисы (сестры Бена) и Джейн.

Музыкальная драматургия строится на сочетании акустических инструментов и элементов рок-музыки. В опере затрагивается важная и болезненная для многих тема травли в школе, детской жестокости и необходимости менять ситуацию при помощи сочувствия.

 

Мы существуем на гранты, постоянно ищем финансирование, на это уходит очень много времени, но прежде всего «КоОПЕРАция» — это энтузиазм моей творческой команды — тех людей, с которыми я работаю как режиссер в опере. Кроме того, это Наталья Пшеничникова и Олег Подберзин, — очень важные для проекта люди. И базово наш проект держится не на деньгах, а на творческом энтузиазме всех участвующих. Мне кажется, поэтому и возник Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко как площадка, потому что они поверили в нашу энергию и веру в дело. Поэтому они и пустили нас к себе как постоянную лабораторию, мне кажется, что мы друг другу приносим пользу. Для молодых — очень важно заявиться именно на сцене государственного академического театра. Для театра, надеюсь, важно иметь в своих стенах постоянно действующую творческую и при этом независимую лабораторию, говорящую о молодых и привлекающую нового зрителя.